Проза
 

“Вольга”

 

ВЕЧНИКИ

(Рассказ)

 

Сашка с дедом были вечниками. То есть, жили вечно, Или должны были жить вечно. Сашка, в силу своего малолетства, не улавливал разницу между “жили” и “должны были жить”… Если жили вечно, - значит, никогда не появлялись и никогда не исчезнут… А если должны были жить, значит, им еще предстоит вечность – после их “появления”… Но когда же они появились?.. Когда возникли?.. Сашке виделась в этом раздражающая разум загадка… Вот - представим! - он впервые ощутил себя!.. Осознал себя отдельным существом!.. Затеплилось его первое воспоминание… А что было “до того?” Было ли вообще хоть что-то?.. Ах, как безуспешно Сашка пытался напрягаться и вглядываться в себя!.. В самую глубь своего естества!.. Но там было так темно!.. Так беспросветно!.. Дед, конечно, был вечник бесспорный!.. Только взглянешь на него, и сразу это поймешь!.. Сутулый, толстый (раскормленный хряк да и только!), с шаркающей походкой, абсолютно лысой башкой, с бесящей Сашку забывчивостью… Но при этом зоркость его была поразительной (соколиный глаз да и только!)… Еще одна дедова характерная особенность: Дед был молчуном… Как будто он жил один… Бывало, за целый день выцедит из себя словечка два-три… А бывало, что и не одного… Сашке хотелось выспросить: родственники ли они с Дедом “всамделишные”, или просто два разных существа, чьей-то волей соединенные для совместного бытования?.. он даже попробовал пару дней подряд подкатываться к Деду с подобным вопросом, но Дед отмалчивался, как всегда, раздраженно шаркал подошвами и насупливал свои кустистые брови… они жили в маленьком домике, сложенном из толстых бревен. Сашка не раз уже недоумевал про себя: зачем на такой домишко - такие бревнищи?.. В домике было две комнаты. Сашкина… И Дедова… Обстановка в них была одинаковая: дощатая кровать, дощатый низенький шкафчик и больше ничего. Единственное различие: в Дедовой комнате была посуда: две деревянных миски и две деревянных ложки. Посуда нужна была не часто. Когда наступала необходимость, Дед призывал Сашку к себе, и тогда в мисках уже была темно-желтая каша… Дед, конечно, не говорил, из чего она сварена или сделана как-то иначе… Но Сашка и сам догадался потому что догадаться было нетрудно… Каша была из семян, различных по виду и по размеру… Когда и где собирал их Дед, было непонятно… В конце каждого дня Дед отправлял Сашку спать, а чем он занимался после ухода Сашки, опять же, было непонятно… Сашка слышал порой сквозь сон, как Дед уходил куда-то, но всякий раз,, просыпаясь, забывал о том спросить…

Всё изменилось однажды и вдруг… Вечером Дед, вместо того, чтобы отправлять Сашку в его комнату, пробурчал: - Пойдешь со мной!.. И это было верхом красноречия с его стороны… Сашка даже оробел от такого непривычного внимания. Оробел и онемел на манер “старшого… ” и послушно поплелся следом…

 

Они вошли в лес, и деревья словно бы расступались перед ними. Когда впереди засветилась полянка, словно чей-то приветливый глаз, излучающий ласку, Сашка понял, что они пришли…. Посредине поляны была горушка. Или даже не горушка, а холм, поросший густой травой. Они гуськом - Дед впереди - поднялись по пологому склону и замерли… Далеко впереди солнце садилось на верхушки деревьев, а затем , на глазах двоих зрителей, впитывалось в зубчатую лесную линию…. Когда упал с неба первый ночной сумрак, пока еще не загустевший, пока еще подсвеченный остаточной зеленой полуяркостью неба, что-то начало происходить в окружающем… Во-первых, пространство словно бы открылось, и стало видно вс не только до окоема, но и за ним тоже… Взгляд словно бы загибался за ту линию, что разделяла землю и небо… Во-вторых, - и это было страшно, это Сашку напугало не на шутку, - мир, видимый с холма, далеко видимый и на все стороны, - стал бледнеть и исчезать… Словно кто-то злой и прячущийся, неторопливо высасывал из него все краски и, обесцветив, оставив лишь слабые контуры, пытался уничтожать их тоже… “Уничтожаемые” сопротивлялись, - это чувствовалось по тому отчаянному внутреннему напряжению, которое в них возникало и удерживалось… Но то, что нападало на них, было сильнее… Сашка видел со страхом, как деревья - одно за другим - исчезали совсем, и на месте каждого пропавшего возникало пятно голой земли… Сашка вопросительно глянул на Деда и понял, что Дед сейчас - какой-то “не такой”… Дед выпрямился и выглядел даже стройным… Его глаза сверкали тоже не по-старчески, а вполне очень даже молодо… Ну, прямо кулачный боец, полный сил, готовый сразиться с любым врагом!.. - Мы - Держатели мира! - сказал Дед своим новым “сегодняшним” голосом. - Каждый вечер солнце, уходя, готово унести с собой мир прожитого дня!.. Если этому не противиться, земля будет опустевать каждую ночь… А по утрам будет возрождаться заново, не совпадая в деталях, а, может быть, и в целом, с собой “вчерашней”… Для людей это опасно! Это может грозить им гибелью… - А при чем здесь мы? - спросил Сашка. – Я же сказал, мы - Держатели Мира! - сердито буркнул Дед. - каждый вечер и каждую ночь мы должны удерживать его от исчезновения! Раньше я делал это один! Теперь будем вместе!.. - Я не умею! - сказал Сашка. - Ты научишь меня?.. –Учись! - сказал Дед. - Делай, как я!.. он прижал ладони к голове справа и слева… Сашка повторил его жест… Затем Дед произнес напевно и торжественно: - Единый и Всемогущий! Ты любишь людей! Помоги мне сохранить их обитель, как помогал прежде!.. Дай мне частицу своей силы, если будет на то твоя воля!.. Сашка уже перестал удивляться, да и некогда было… Дед-то, оказывается, краснобай еще тот!.. Говорун из говорунов!.. Видимо, с утра сберегает свои силы для таких вот вечерних дел!.. Выск5азав свои слова, Дед рывком поднял руки ладонями вверх… И сейчас же оттуда, из заоблачной выси, стекли два полноводных ручья искристой фиолетовой энергии… Денд их принимал в свои ладони и, принимая, делался как бы прозрачным, видимым насквозь… Вернее, не так… На месте Деда оставался лишь контур его тела… И видно было, как внутри контура, всплескивая, копится энергия, - та самая, фиолетовая… Сашка старательно всё повторял за Дедом… и в нем тоже поначалу образовалась некая болезненная пустота, которая, впрочем, быстро заполнилась приятным теплым содержимым… Поглядывая на Деда, он понял, твердо уверился, что и в нем самом происходит то же самое… А Дед поступил вот как… - Спасибо тебе! - выкрикнул он два раза. - Благодарю тебя!.. После этих слов два потока сверху мигом иссякли… А Дед прижал свои руки по швам, напрягся… И вдруг сквозь него, - сквозь переднюю брюшную стенку, - единым махом выплеснулось всё, что было накоплено только что… А Дед стал обычным, непрозрачным… Поскольку Сашка повторял всё один к одному, , - с ним произошло то же самое… и когда из него выбросилась вся энергия, что была внутри, он теперь следил уже только за ней, - только за “своей”… Как волна невиданно сильного прибоя, понеслась его энергия вперед… И Дедова энергия, еще более мощная, так же ринулась в атаку, сливаясь на бегу с той, что была исторгнута Сашкой… Два прибоя, соединяясь, накрыли исчезающее пространство спасительной пеленой… И, разбуженное, оно вздрогнуло, опомнилось и замерло, словно бы ожидая, - чья возьмет, - силы разрушительные или охранные… Дед и Сашка тоже словно окаменели. И также с трепетом ожидали… А когда пелена рассеялась, сделалось видно, что всё. Что успело разрушиться, вернулось назад, на старые места, в прежнем облике… Дед вздохнул облегченно и поводил головой туда-сюда, придирчиво проверяя взглядом, - и впрямь ли всё снова на месте… - Слава тебе, Всевышний! - сказал с чувством. - и сегодня мы устояли!.. И сегодня мы отстояли!.. - Что это было? - спросил Сашка. - Кто разрушает мир ночью?.. - Я думаю, это все-таки Солнце! - сказал Дед. - но так ли это на самом деле, не уверен!.. Пошли домой!..

Еще два дня и две ночи прошли спокойно. А на третий день прилетели черные птицы и расселись на толстых ветвях вылезающих на поляну деревьев. Когда на поляне появились Дед и Сашка, птицы заклекотали резкими “металлическими” голосами и, расправив огромные крылья, ринулись на пришедших… Поскольку ни тот, ни другой зарядиться энергией сверху не успели, им оставалосмь надеяться только на свою физическую силу, каковая против хищных птиц была сущим пустяком… Сашка опомнился первым… - Дед! Бежим! - заорал во весь голос. - Нам не устоять!.. Дед посмотрел на Сашку с жалостью. - Не убежать от них!.. Да и не надо!.. Лучше умру!.. - Да! - сердито заорал Сашка. - Ты старый, - тебе можно умирать!.. А я-то молодой!.. - Ну, попробуй!.. Беги!.. - разрешил Дед. Сашка дернулся, сорвался с места и заработал ногами что было сил… За спиной он услышал щелканье страшных клювов и хлопанье множества крыльев… - Дед! - заорал на бегу. - Догоняй меня!.. Дед на его слова не откликнулся… Дед поступил “безумно”: он засмеялся добрым смехом, словно ему сейчас было очень весело… Услышав такой смех, Сашка остановился и очень осторожно оглянулся… Остановился и не поверил своим глазам… Всё было, вроде бы, как обычно… Два фиолетовых ручья энергии - к Деду и два к нему - к Сашке… Но сейчас, сегодня направление их оказалось другим… Они безжалостно хлестали по летучим монстрам, и те - ужасные непобедимые птицы - вспыхивали, как пучки соломы и падали на землю пепельной порошей… - Возвращайся! - выкрикнул Дед… И Сашка вернулся, трепеща и боясь подвоха… Вернулся и увидел, что птиц не осталось ни одной… - Вызывай энергию на себя! - сказал Дед. - Всё как обычно!..

 

 

 

© 2009-2015, Сергей Иванов. Все права защищены.